Новости уголовного адвоката

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА НА ОТКАЗ В УДО

05.10.2017
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА НА ОТКАЗ В УДО

Адвокатом по уголовным делам В.Н. Романовым к своему производству было принято поручение по защите клиента в суде кассационной (в настоящее время - апелляционной) инстанции.

Доверитель - ранее осужденный районным судом к лишению свободы гражданин и отбывающий наказание в хозяйственной части следственного изолятора города Москвы (СИЗО), ранее подал ходатайство об условно-досрочном отбывании от наказания, однако, районный суд ему в этом отказал.

Родственники осужденного обратились к адвокату В.Н. Романову в самый последний день кассационного обжалования и за текущий день защитнику надо было успеть ознакомиться с материалом в суде, сформулировать доводы кассационной жалобы и, соответственно, направить ее по почте.

Работа в "реактивном" режиме адвокатом В.Н. Романовым была проделана не зря: судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев поданную кассационную жалобу, определила обжалуемое постановление районного суда отменить, а материал направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение.

Ниже приводится текст составленной адвокатом кассационной жалобы на постановление суда.

Постановлением Измайловского районного суда Москвы от 11 июля 2010 года ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного, оставлено без удовлетворения.

Считаю данное постановление незаконным, как вынесенным с грубым нарушением уголовно-процессуального закона, необоснованным, так как выводы суда, изложенные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам, содержащимся в материале, и подлежащим отмене по следующим основаниям:

Судом при принятии решения по ходатайству был грубо нарушен уголовно-процессуальный закон.

В соответствие с требованиями ч. 4 ст. 7 УПК РФ, вынесенное судом постановление должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствие с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены не отбытой части наказания более мягким видом наказания», при решении вопроса о возможности применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания согласно положениям статей 79, 80 и 93 УК РФ судам надлежит обеспечить индивидуальный подход к каждому осужденному, отбывшему предусмотренную законом его часть.

В соответствие с п. 5 указанного Постановления Пленума ВС РФ, при принятии решения по ходатайству, суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

Как верно установлено судом, осужденный на момент рассмотрения ходатайства, отбыл более половины от назначенного ему по приговору суда срока наказания (2 года и 6 месяцев).

Администрацией ФКУ СИЗО УФСИН РФ по г. Москва, осуществляющей непосредственный надзор за осужденным, ходатайство защитника было поддержано и в суд предоставлены материалы, свидетельствующие об исключительно положительном поведении осужденного и об его крайне добросовестном отношении к труду: на момент рассмотрения ходатайства последний имел 15 (!!!) благодарностей; ранее наложенное на него дисциплинарное взыскание было снято досрочно.

Прокурор свою позицию о невозможности применения к осужденному условно-досрочного освобождения не мотивировал, каких-либо убедительных доводов, препятствующих удовлетворению ходатайства, в обоснование своей позиции не привел; в постановлении суда мотивировка заключения прокурора не приведена.

Таким образом, у суда имелось достаточно данных о том, что осужденный своим поведением и отношением к труду доказал возможность дальнейшего исправления за пределами исправительного учреждения.

В материале имелось достаточно законных оснований для удовлетворения ходатайства, однако суд, отказав в его удовлетворении, свое решение в достаточной степени не обосновал и не мотивировал. При принятии решения по ходатайству, судом в качестве основания для отказа в его удовлетворении учтены не предусмотренные действующим законодательством основания.

Как следует из содержания п. 6 указанного выше постановления Пленума ВС РФ, в практике судов не должно быть случаев необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания. Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Суд в постановлении указал, что «суд 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу принял во внимание данные о личности осужденного и с их учетом назначил то наказание, которое посчитал достаточным для достижения целей, указанных в ст. 43 УК РФ».

Полагаю, что тем самым суд отказал в условно-досрочном освобождении осужденный по основанию, не указанному в законе и не связанному с поведением и исправлением осужденного в период отбытия наказания.

В качестве основания для отказа в удовлетворении ходатайства судом указано обстоятельство, не исследованное в судебном заседании. Отказывая в удовлетворения ходатайства, суд также указал, что осужденный проходил программу по коррекции личности, результаты которой психологом не отражены.

Считаю данное основание для отказа в условно-досрочном освобождении необоснованным, так как ни осужденный, ни его адвокат, не имеют доступа к подобным процессам и документам, право на отражение результатов психологического тестирования им не предоставлено. В случае признания указанного обстоятельства существенным для принятия решения, суд был вправе обязать исправительное учреждение предоставить в судебное заседание результаты психологического тестирования.

Кроме того, в соответствие с ч. 2 ст. 79 и ч. 5 ст. 73 УК РФ, суд, принимая решение об условно-досрочном освобождении, вправе возложить на осужденного определенные обязанности, к которым можно отнести и прохождение у назначенного судом психолога программы по коррекции личности. Данные положения также нашли свое отражение в п. 10 указанного выше Постановления Пленума ВС РФ, который рекомендовал судам при применении к осужденному условно-досрочного освобождения от отбывания наказания рассматривать предоставленную законом возможность возложения на осужденного исполнение обязанностей, предусмотренных частью 5 статьи 73 УК РФ.

При этом судья вправе в соответствии с частью 2 статьи 79 УК РФ установить как одну или несколько обязанностей, так и все обязанности, указанные в части 5 статьи 73 УК РФ, а также возложить иные обязанности, способствующие его исправлению.

Кроме того, обязанность суда по всестороннему изучению ходатайства осужденного и адвоката, а также необходимость истребования у администрации исправительного учреждения всех необходимых для его рассмотрения документов и материалов, следует из содержания п. 14 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ.

В нем указано, что при решении вопроса о принятии к своему производству представления учреждения или органа, исполняющего наказание, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания судье надлежит проверить, отвечает ли оно требованиям, предъявляемым к нему законом (часть 3 статьи 175 УИК РФ), и содержатся ли в представленных материалах данные, характеризующие поведение осужденного, его отношение к труду и обучению за все время отбывания наказания, имеются ли копии документов, на основании которых осужденный отбывает наказание, а также сведения об отбытии установленной законом части срока наказания.

Если в представленных материалах не содержится достаточных данных для рассмотрения представления и в судебном заседании восполнить их невозможно, судья в ходе подготовки к рассмотрению представления своим постановлением возвращает эти материалы для соответствующего оформления.

Судья не вправе отказать в принятии ходатайства осужденного, его законного представителя, а также по их поручению адвоката об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в связи с отсутствием документов, которые обязаны предоставить администрация исправительного учреждения или орган, исполняющий наказание.

По смыслу части 2 статьи 175 УИК РФ в таких случаях следует направлять копию ходатайства в учреждение или орган, исполняющий наказание, для последующего направления администрацией в суд оформленных материалов.

По просьбе осужденного либо представителя исправительного учреждения или органа, исполняющего наказание, судья может оказать им содействие в сборе сведений, которые не могут быть получены или истребованы осужденным либо администрацией учреждения или органа, исполняющего наказание.

Таким образом, по мнению стороны защиты, суд был не вправе мотивировать отказ в применении условно-досрочного освобождения отсутствием и не предоставлением материалов, которые, в случае признания содержащихся в них сведений для принятия решения существенными, могли быть истребованы судом у администрации исправительного учреждения.

Суд их не истребовал, осужденным или его адвокатом они истребованы и предоставлены быть не могли; в судебном заседании указанное обстоятельство вообще не исследовалось.

Суд незаконно обосновал свои выводы обстоятельствами, установленными судом 1-й инстанции при назначении осужденного наказания.

В соответствие с п. 20 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ, в ходе судебного заседания подлежат исследованию обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса о применении к осужденному условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. При этом решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным, содержать подробное обоснование выводов, к которым суд пришел в результате рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Указанные требования судом при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного не выполнены, все имеющие значение для разрешения вопроса о применении к нему условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не исследованы; выводы мотивированы ссылкой на «достаточность» назначенного наказания судом 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу.

По мнению стороны защиты, обстоятельства, установленные судом 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела, при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении, в соответствии со ст. 90 УПК РФ преюдициального значения не имеют и судом при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания учитываться не должны.

Выводы суда, изложенные в постановлении, содержат существенные противоречия. Суд, с учетом данных о личности осужденного, об его поведении во время отбытия наказания и отношении к труду, установил формальные основания для применения к нему условно-досрочного освобождения, однако сделал выводы, не соответствующие установленным им фактическим обстоятельствам.

Фактически суд обязал сторону защиты предоставить данные о новых обстоятельствах, не учтенных судом 1-й инстанции при назначении наказания.

Однако, Измайловским районным судом Москвы рассматривалось ходатайство о применении к осужденного условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания, а не вопрос о пересмотре состоявшегося в отношении его приговора ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то есть выводы суда основаны на материалах, не рассмотренных в судебном заседании.

Положениями ч. ч. 6 и 7 ст. 79 УК РФ предусмотрена обязательность контроля за осужденным, условно-досрочно освобожденным от дальнейшего отбывания наказания, а также возможность отмены условно-досрочного освобождения при наличии определенных оснований, в том числе, совершения им правонарушения или злостного уклонения от возложенных на него обязанностей.

Полагаю, что суд, усмотрев формальные и предусмотренные действующим законодательством основания для применения к лицу условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания, не вправе отказать ему в таковом.

Иное предполагало бы лишение осужденного права доказать факт своего исправления, в том числе, и за пределами исправительного учреждения.

Таким образом, считаю, что постановление Измайловского районного суда Москвы от 11 июля 2010 года подлежит отмене.


Полный список новостей»

баннер поделиться страницей в социальных сетях